Деиндустриализация товарно-молочного производства в России

27 октября 2009, 11:12
Деиндустриализация нашей страны началась в 1991-1994 годах с попыток использовать промышленные потенциалы промышленных предприятий, в том числе оборонного комплекса, для производства товаров народного потребления. Попытки эти в силу созданных экономических условий и обнищания населения окончились в основном неудачей, что привело к росту импорта потребительских товаров, включая продукты питания - до 60% от их внутреннего, существенно сократившегося в сравнении с прежними временами, потребления.

Но, как известно, сама по себе промышленная продукция никому не нужна, если она не востребуется для производства потребительских товаров и услуг (см. «Социальное государство как общенациональная идея. И для олигархов тоже». – «Промышленные ведомости» № 3, март 2006 г.). А в 2001-2005 годах стали разрушать нормативно-техническую базу отечественной индустрии, что привело к правовой незащищенности отечественных товаропроизводителей в сравнении с зарубежными.

Наиболее тяжелые последствия деиндустриализации оказались в аграрном секторе экономики страны, в котором более всего пострадала молочная отрасль. Почти 20-летний опыт разрушения индустрии нашей экономики позволяет подходить к рассмотрению происходящих событий уже и с исторической точки зрения.

Моделью для анализа может послужить практика нормативно-правового регулирования торгового оборота молочной продукции, поступающей в Россию из стран ближайшего зарубежья. Связанные с этим события лета 2009 года, осложнившие международные отношения России, в основе своей не имеют отношения к делам политическим. Политическими страстями маскируется конкурентная борьба в сфере производства и переработки агропромышленной продукции. Рисунок Леонида Мельника

По оценкам зарубежных экспертов, годовой объем молочного рынка России составляет около 1 млрд. долларов. После 1991 года конкурирующими сторонами на этом рынке являются не Россия и страны бывшего СССР, а агропромышленные комплексы многих стран Евросоюза. Если ситуация будет так развиваться и дальше, то к 2013-2015 годам Россия, Украина, Белоруссия и бывшие советские прибалтийские республики должны превратиться из поставщиков продовольствия на мировой рынок в полностью зависимые от внешних поставок страны.

Сегодня все четче прорисовываются цели реализуемых в течение 10 лет программ по деиндустриализации агропромышленных секторов экономик России и упомянутых стран ближнего зарубежья. По отношению к России эта цель прежняя: нефть и газ – в обмен за продовольствие или, как шутят в народе, нефть и газ – в унитаз. Деградация аграрных отраслей России достигла такого уровня, что предотвратить их окончательный развал невозможно без разработки и реализации комплекса мер, базирующихся как на положительном опыте индустриализации села советского периода, так и на новых идеях.

В первую очередь это касается молочно-товарного животноводства и обеспечивающих эту отрасль производств. К проблемам, требующим решения, нужно отнести кормопроизводство, технологии содержания животных, машиностроение для кормопроизводства и животноводства, химизацию, ветеринарное обеспечение, ассортиментную политику и практику молочной продукции и, как не странно, систему производственного учета и отчетности.

В сельском хозяйстве и индустрии продовольствия России до сих пор применяют советскую систему производственного учета и отчетности, цели которой по сравнению с западной абсолютно противоположны. Отчетность предприятий и отраслей в целом должна содержать информационные массивы для принятия производственных и экономических решений, необходимых для управления этими объектами.

Однако получить объективную информацию о состоянии производственных объектов, используя нашу систему производственного учета, невозможно, следовательно, невозможно оказывать предприятиям эффективную экономическую, техническую, технологическую и методологическую поддержку, чтобы обеспечивать производство конкурентоспособной продукции.

После принятия в 2002 г. Закона «О техническом регулировании», не защищенные техническими, технологическими и методологическими нормативами, отрасли не смогли устоять против воздействия конкурентов не только на внешнем рынке, но и внутри страны. Недавняя «молочная война» c Белоруссией была начальной попыткой внедрить там и в других государствах, но уже российскими руками, на основании новых российских нормативных документов опробованные в нашей стране методы разрушения конкурентного потенциала аграрного сектора.

Вызывает восторг высочайший профессионализм подготовки и проведения этих мероприятий. Учтенные до мелочей время, место, технологии, объекты воздействия и даже характеры участвующих лиц позволили перевести рутинное бюрократическое переоформление сопроводительной документации экспортной белорусской молочной продукции в плоскость политических взаимоотношений двух союзных стран.

Практически нулевые возможности в ближайшие 10 лет изменить к лучшему ситуацию в молочно-товарном животноводстве и переработке молока в России имеют свою историю и причины. Разобравшись в этом, попробуем понять нежелание белорусских животноводов и производителей молочной продукции идти российским путем, ведущим к разрушению этих отраслей.

Десять лет назад в России стали создавать отраслевые союзы производителей молочной продукции и соответствующих услуг. Началом их практической деятельности следует считать 2004 год, в течение которого были созданы и внедрены юридические основы для устранения с отечественного рынка маложирных национальных видов сливочного масла «Крестьянское», «Любительское», «Бутербродное». Избыток молочного жира, низкая его цена в странах Западной Европы и высокая цена на масложировую продукцию в нашей стране послужили поводом для разворачивания конкурентной борьбы именно в этом секторе.

С учетом того, что в странах Западной Европы производится сливочное масло только с массовой долей жира, превышающей 82,5%, а в нашей стране маложирные виды имеют массовую долю жира 68%, 72,5% и 78,5%, их и необходимо было устранить в первую очередь как конкурентную продукцию.

Исполнителями этих замыслов, снижающих конкурентный уровень отечественных видов масла, были российские компании. В качестве инструмента ими использован разработанный и внедренный в этот период национальный стандарт ГОСТ Р 52253 – 2004 «Масло и пасты масляные из коровьего молока», который исключил из ассортимента отечественные маложирные виды сливочного масла. В то же время был оставлен в качестве действующего на территориях стран СНГ межнациональный стандарт ГОСТ 37 – 91 «Масло коровье. Технические условия», что позволило производить и, следовательно, ввозить на территорию РФ маложирные виды масел с их традиционными наименованиями. С позиции сегодняшнего дня понятно, что четыре года назад был дан старт программе, приводящей Россию к намеченному времени вступления России в ВТО, то есть к 2009-2010 годам, в абсолютную зависимость от внешних поставок сливочного масла.

При реализации этой программы было учтено следующее обстоятельство. Ценообразование молочной продукции в РФ до настоящего времени базируется на устаревшем, введенном более 50 лет назад, принципе использования только массовой доли жира при определении сырьевой составляющей стоимости молочной продукции. Это приводит к неоправданно высокой стоимости высокожирной продукции. В то же время не менее важная ее сырьевая составляющая – молочный белок искусственно занижена практически до нуля, что делает обезжиренные продукты более привлекательными с точки зрения прибыльности.

Внедрение ГОСТ Р 52253 – 2004 привело к сокращению с 2003-го по 2005 г. производства сливочного масла в нашей стране на 38 тысяч тонн при одновременном увеличении его производства в странах Западной Европы. При этом сократилось и число молочных предприятий малой мощности, ориентированных на производство маложирных видов масла, и, как следствие, сократилась на 30% потребность в молоке-сырье в глубинных районах. Экономика страны в итоге лишилась 2,9 млрд. рублей. Практически на такую сумму были произведены дополнительные закупки жировой продукции за рубежом.

При принятии государственных решений, касающихся производственных отраслей, большое значение играют объективные и достаточно полные статистические данные об их производственной и экономической деятельности. Чем полнее и объективнее статистика, тем эффективней государственное влияние на отдельные отрасли и на экономику в целом. Поэтому одной из мер разрушения экономики России явилось исключение из государственной статистической отчетности как можно большего количества ценообразующих показателей сырья, материалов, компонентов и готовой продукции. Для этого, в частности, в молочнотоварном производстве в 2007 году был отменен ГОСТ Р 51917 – 2002 «Продукты молочные и молокосодержащие. Термины и определения» и заменен на ГОСТ Р 52738 – 2007 «Молоко и продукты переработки молока. Термины и определения», утвержденный приказом Федерального агентства по техническому регулированию от 18 июля 2007 года , № 184 – ст.

Главная цель замены состояла в исключении из государственных норм системы ценовых показателей, позволяющих объективно оценивать производственную и экономическую деятельность молочных предприятий. Объем ценовых показателей в новом стандарте уменьшили в 180 раз по сравнению с предыдущим документом. В такое же количество раз уменьшились соответственно и возможности граждан страны реализовывать конституционное право выбора продукции. Одновременно в 30 раз сократили ассортимент отечественной молочной продукции, сведенный, по существу, к ее перечню, производимому несколькими крупными предприятиями страны, ориентированными на производство с использованием импортных компонентов и материалов.

В итоге для государственных статистических и налоговых органов оказалась закрытой почти на две трети информация о производственной деятельности предприятий молочной отрасли. Отягощающим обстоятельством является тот факт, что в стране, как отмечалось, продолжает использоваться порочная форма отчетности, которая является прикрытием для непрозрачных технологий подготовки производственной отчетной информации. При таких подходах к производственной статистике об интенсивных способах производства в аграрном и продовольственном секторах речи быть не может.

«Успехи» достигли такого уровня, что вне сферы бюджетного финансирования оказались кисломолочные продукты отечественного производства, являющиеся наиболее полноценным питанием для детей, поэтому в ассортимент школьного питания включено менее ценное по качеству стерилизованное молоко, цена которого в два раза выше. В результате школьники получают в два раза меньше молока, чем могли бы получить кисломолочных продуктов за одни и те же деньги.

Это стало возможным после принятия ГОСТа Р 52791 – 2007 «Молоко для школьного питания. Технические условия», регламентирующего использование при изготовлении такого молока дорогостоящей импортной (до 30% цены готовой продукции) упаковки, что требует закупки соответствующего импортного оборудования. Только в этом случае благодаря усилиям некоторых чиновников достигнут двойной отрицательный для экономики страны и социальной сферы эффект: половина выделяемых на эти цели бюджетных средств уходит за рубеж для оплаты упаковочных материалов, оборудования и поддержания его работоспособности, а отечественные производители национальной продукции отстраняются от участия в социально значимых программах.

На очередное обострение экономического кризиса в России в немалой степени повлияла и организованная акция по существенному повышению цен на молоко-сырье. Начата она была сначала в отдельных хозяйствах регионов, расположенных по соседству с Московской областью. Акция осуществлялась в период компании выборов в Государственную Думу летом - осенью 2007 года.

В течение нескольких месяцев в прилегающих к Московской области регионах появлялись представители крупного молочного бизнеса, действовавших по единому плану. Они предлагали сельскохозяйственным предприятиям продавать им молоко-сырье вначале по удвоенной цене – за 12000 руб./т, а затем еще более высокой. Быстро распространявшаяся информация о таких предложениях взорвала рынок молочной продукции в стране, а впоследствии весь внутренний продуктовый рынок. Следует отметить, при этом не заключались долговременные договоры на поставки молока по этим высоким ценам: закупки осуществлялись разово или в течение непродолжительного времени.

Сначала происходящее воспринималось как очередное обострение конкурентной борьбы за сырьевые источники. Однако дальнейшие события показали, что речь идет о целенаправленном и комплексном воздействии на животноводческую, перерабатывающую и резервную части продовольственного обеспечения страны. Целью такого воздействия являлось расширение возможностей иностранных производителей различной сельхозпродукции и продуктов питания, включая сухое молоко и молочные материалы, для усиления зависимости нашей страны от импорта продовольствия.

Акция продолжалась и во время кампании по выборам президента страны. В этих условиях использование государственных и местных административных ресурсов по замораживанию или снижению закупочных цен на молоко-сырье было блокировано из-за сложившейся политической ситуации. Правительственная партия не могла позволить себе начать ценовой диктат, так как в аграрном секторе экономики, включая молочной сегмент, занято около 40% населения страны.

Таким образом, сама акция, а также место и время ее проведения свидетельствуют о хорошо продуманном, спланированном и скоординированном мероприятии. Результатом явилось резкое повышение цен вначале на молочную продукцию, а впоследствии – на все продовольственные товары, что ускорило обострение экономического кризиса в России.

Политическая обстановка позволила применить директивные меры только после стабилизации существенно возросших цен на готовую продукцию, что привело к росту инфляции, убыткам в отечественных перерабатывающих отраслях и, следовательно, к снижению объемов производства. А освободившаяся от отечественных производителей часть внутреннего рынка была заполнена импортной продукцией и продуктами питания, произведенными с использованием импортных компонентов.

Убытки, нанесенные нашему аграрному сектору, с мая 2007-го по август 2008 года составили не менее 30,8 млрд. рублей, в том числе за счет потери прибыли перерабатывающих предприятий - 18 млрд. рублей и снижения объёмов производства сырья - не менее 12,8 млрд. рублей. К середине 2008 года объем производства молочной продукции в стране снизился на 20-25% по сравнению с аналогичным периодом 2007 года. А специфика молочного животноводства такова, что для восстановления потерянных объёмов производства молока требуется не менее 10-12 лет.
Больше всего пострадали предприятия малого и среднего бизнеса, производящие национальные виды продукции, и мелкие аграрные хозяйства, расположенные в отдаленных от промышленных центров местах.

Как отмечалось, спровоцированное подорожание молочной продукции автоматически привело к подорожанию всех пищевых продуктов. Для населения с месячным доходом не более 6000 рублей инфляция с июля 2007-го по июль 2008 года превысила 100%. В эту группу входят пенсионеры, учащиеся, значительная доля работников сельского хозяйства – по экспертным оценкам, свыше 60% населения страны.

Социальная напряженность уже первых месяцев роста цен на молочную продукцию привела к негативным политическим процессам. В регионах, где началась описанная акция, правящая партия потерпела поражение на выборах в Государственную думу. Правительству до сих пор административными мерами приходится удерживать рост цен на основные продукты питания.

С точки зрения государственного управления экономикой страны, период с июля по октябрь 2007 года является ценнейшим источником данных для составления точной математической модели экономики продовольственного сектора страны. По существу над этой частью экономики проведен эксперимент, используемый в кибернетике для математического описания свойств неизвестных ранее объектов. Метод на профессиональном языке называется методом ступенчатого единичного воздействия на объект.

Отчет о результатах деятельности молочной промышленности России в 2007 году позволяет утверждать, что подобные расчеты были осуществлены соответствующими структурами перед осуществлением ими ценовой провокации с молоком-сырьем. Это свидетельствует, что последствия акции были просчитаны и запланированы заранее. Однако для наших министерств и ведомств этот «эксперимент» уроком не стал.

Вершиной акции явилось принятие Федерального закона «Технический регламент на молоко и молочную продукцию» (далее ТР ФЗ-№ 88). В этом документе в концентрированном виде продолжено проведение в стране политики максимального снижения объемов собственного производства конкурентоспособной молочной продукции и сырья для ее изготовления. Сравнение значений показателей безопасности молока, установленных регламентом, со значениями, принятыми в странах Западной Европы, показывает, что отечественным потребителям теперь предлагается молочная продукция более чем в сто раз токсичней, чем потребляемая за рубежом.

Основными загрязнителями молока являются патогенные микроорганизмы, развивающиеся в организме коров, а также в молоке после доения животных. Опасными для человека являются токсины, вырабатываемые микроорганизмами и не разрушаемые используемыми методами технологической обработки молока-сырья и молочной продукции. Токсины микробиологического происхождения накапливаются в среде обитания микроорганизмов, и каждое их поколение оставляет потомкам это средство для освоения окружающего пространства.

Принятые в развитых странах нормы содержания микроорганизмов в молоке-сырье, применяемом для производства молочной продукции пищевого назначения, составляют 50 тысяч в кубическом сантиметре. В упомянутом российском техническом регламенте эта норма установлена равной 4 млн. микроорганизмов в том же объеме молока. Это означает, что отечественное молоко, допускаемое в производстве молочной продукции, в 127 раз токсичней западноевропейского.

Нормированные значения другого показателя безопасности молока-сырья – содержание соматических клеток - практически устраняют экономическую мотивацию производства конкурентоспособной продукции. Наряду с повышением требований к молоку высшего сорта, требования к молоку первого сорта снижены до 1 млн. соматических клеток в кубическом сантиметре. Однако сборного молока высшего сорта, соответствующего требованиям одновременно двух показателей безопасности, в стране практически нет.

Доля молока отдельных животных, соответствующая требованиям высшего сорта, в разные времена года и в разных регионах страны составляет от 2% до 15%. Поэтому малые объемы и нестабильность качества делают молоко нашего «высшего» сорта с такими показателями безопасности не востребованным для промышленного производства.

Низкие же требования к молоку первого сорта предопределяют дальнейшее сползание отечественного животноводства в сторону производства опасного для здоровья низкосортного молока-сырья. Таким образом, наши чиновники и депутаты добровольно установили барьеры на путях экспорта отечественных молочных продуктов в развитые страны и лишили качественных молочных продуктов отечественных потребителей. При этом разрешено ввозить в нашу страну молочные продукты, изготовленные из молока-сырья с той же высокой токсичностью.

Техническим регламентом ТР ФЗ-№ 88 закреплены также на многие годы крайне не выгодные для отечественных производителей молока и его переработчиков экономические условия хозяйственной деятельности и торгового оборота продукции. Ведь благодаря нормам регламента производители молока лишены теперь возможности получать государственные субсидии на проведение работ по повышению его безопасности, так как эти нормы являются наихудшими в мире. Замечу, согласно нашим нормам безопасности продукцию более низкого качества просто невозможно произвести.

Такие нормы безопасности для молока-сырья создали крайне тяжелые конкурентные условия для сбыта отечественной продукции внутри страны и благоприятные для зарубежной продукции с более высокой гарантированной безопасностью. Но в то же время условия российского рынка стимулируют увеличение ее ввоза из других государств по более низким ценам, что ведет к снижению объемов собственного производства.

Техническим регламентом ТР ФЗ-№ 88 предусмотрены мероприятия, требующие замены на предприятиях всей технической документации. Установленные процедуры таковы, что стоимость замены составляет от 60 тысяч до 100 тысяч рублей за комплект. Ассортимент продукции, выпускаемой отечественными предприятиями разной мощности, содержит от 20 до 70 наименований. Средние затраты на переоформление комплекта документов и его внедрение одним предприятием составляют около 4 млн. рублей.

Таких оборотных средств малые и средние предприятия молочной промышленности никогда не имели. Поэтому внедрение порочного технического регламента привело к сокращению ассортимента молочной продукции средними предприятиями и разорению мелких.

Стоимость замены технической документации во всей стране обойдется, по оценкам, более чем в 8 млрд. рублей. К этой сумме следует добавить затраты предприятий, связанные с заменой упаковки и упаковочных материалов, которые превысят 1,5 млрд. рублей.

Все это вызвало негативное отношение производителей и переработчиков молока, как к самому документу, так и к государственным организациям, которые внедряют его в отрасль. При этом предприятия вынуждены были полностью оплачивать еще и услуги государственных надзорных органов. Все эти затраты, естественно, были перенесены на себестоимость продукции. В то же время Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии введен порядок сертификации при подтверждении соответствия продукции техрегламенту ТР ФЗ-№ 88 с двойной оплатой за эту услугу в течение первого полугодия 2009 года – чиновники воспользовались создавшейся «рыночной» конъюнктурой. Затраты предприятий по оплате сертификации составили не менее 90 млн. рублей.

Технический регламент ТР ФЗ-№ 88 окончательно разрушил и систему государственной статистической отчетности результатов производственно-экономической деятельности предприятий молочной промышленности и отрасли в целом. Четырехлетнее пагубное воздействие на этот сектор экономики страны завершается исключением из статистической информации объективных данных о ценообразующих показателях видового ассортимента молочной, молочной составной и молокосодержащей продукции и, следовательно, объемах ее производства.

В результате заинтересованные министерства и ведомства оказались без инструмента управления экономикой молочно-товарного и молокоперерабатывающего секторов. Ведь речь идет о годовом обороте готовой продукции стоимостью около 900 млрд. рублей, а также сырья и материалов для ее изготовления стоимостью более 500 млрд., в том числе молока-сырья стоимостью более 300 млрд. рублей.

Вся эта информации не является секретной и хорошо известна всем участникам торгового оборота молока и молочной продукции, имеющим отношение к аграрному и продовольственному рынку России. Известна она и белорусским специалистам.
Следует признать, что качество молока и молочной продукции, произведенного в Белоруссии и странах Прибалтики, выше российского. Да и отношения с зарубежными консультантами специалисты этих стран строят, исходя из совершенствования производства национальной продукции, а не в угоду зарубежному однодневному бизнесу. И производственный учет с государственной статистикой в этих странах полностью отражают состояние и динамику отраслей агропромышленного комплекса.

Из трех славянских государств, входящих в СНГ, только в Белоруссии проводится политика обеспечения конкурентного преимущества национальной, т. е. славянской, молочной продукции, как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Идти российским путем деиндустиализации молочного животноводства и сворачивания объемов выпуска национальной молочной продукции белорусская сторона не желает. Ведь для этого придется придерживаться норм технического регламента ТР ФЗ-№ 88, уничтожающего продовольственную самобытность и ущемляющего демократические права покупателей.
Можно много рассуждать о климатических и многих других преимуществах Белоруссии для молочного животноводства и переработки молока, но правда состоит в том, что нормативные требования к молоку, его производству и переработке там выше, чем в России. Так что нечему нам особо учить белорусских коллег по простоквашному цеху. Скорее наоборот, самим пора обращаться в Беларусь за опытом и знаниями. По этой причине реакция белорусских производителей молочной продукции на формальные к ней претензии российской стороны была негативной. Последовавшая жесткая политизация событий не имела отношения ни к молоку, ни к молочной продукции.

А вот новая экономика в обороте молочных продуктов открывает интересные возможности торговых взаимоотношений сторон, в первую очередь, при поставках сухих молочных продуктов из Белоруссии. Специфика сухих молочных продуктов такова, что при традиционных способах производства и упаковки срок их годности, как правило, не превышает восьми месяцев. Договоренности о сроках прекращения поставок корреспондируются как с этим сроком, так и с мыслями о том, что затоваренные сухим летним молоком белорусские производители осенью и зимой вынуждены будут продавать продукцию по сниженным ценам. Однако не учтен маленький нюанс.

Современные простейшие технологии позволяют гарантированно хранить сухие молочные продукты в течение двух лет. А огромная потребность нашей страны в сухих молочных продуктах в зимние месяцы может действительно превратить разовый простоквашный вопрос в политический с неприятными для нас длительными экономическими последствиями. Интересно, кто и кому громко или тихо будет диктовать условия и цены на сухую молочную продукцию после октября текущего года?

Народы Балтии имеют многовековые связи со славянами. Многие элементы культуры этих народов являются общими, в том числе и культура молочного питания. В Европе нет топленого молока и топленых сливок, сметаны, творога, простокваши, кефира, варенца, ацидофильных и других кисломолочных напитков.

Суженный до трех видов ассортимент «живой» продукции представлен там йогуртом, пастеризованным молоком и кварком – пастообразным продуктом, напоминающим недопресованный творог. Россия для прибалтийских производителей молочной продукции – интереснейший и выгодный рынок. Высокое, действительно европейское качество прибалтийской молочной продукции создает ей неоспоримое конкурентное преимущество.

Надзор за безопасностью продукции, ввозимой в нашу страну обязательно должен быть. Но искать антибиотики в кисломолочных продуктах, коими являются сметана и творог, как-то не совсем профессионально. При наличии антибиотиков молоко не сквашивается, и по этой причине произвести кисломолочную продукцию с антибиотиками нереально. Антибиотики в кисломолочную продукцию могут быть внесены после сквашивания для увеличения срока годности. Но такие «технологии» - криминал.

Отечественная молочная продукция теряет конкурентоспособность на собственном рынке. Технический регламент ТР ФЗ-№ 88 не только юридически обусловил это обстоятельство, но и предопределил на многие годы деградацию двух отечественных молочных отраслей – животноводства и переработки молока. Как отмечалось, основная причина низкой конкурентоспособности нашей молочной продукции – крайне низкое качество молочного сырья. Внедренные в советский период технологии производства молока на животноводческих комплексах с содержанием в каждом из них сотен и тысяч коров делают невозможной борьбу с такими заболеваниями животных, как мастит и лейкоз. При таком содержании коров наносится и необратимый ущерб окружающей среде.

В конце 1980-х были разработаны новые технологии содержания животных, в частности с вынесенным процессом их кормления. Последующие политические события в стране не позволили реализовать эти проекты. Да и противников было много. В основе новых технологий лежал отказ от массового содержания животных в одном помещении, обязательный выгул молочного стада, и применение проектно-строительных решений, позволяющих строить фермы с теплыми полами практически без затрат дополнительной энергии на эти цели.

То, что в европейских странах обеспечивается природными климатическими условиями территорий, на большей части молокопроизводящей территории России должно быть обеспечено технологиями содержания животных. Мастит и лейкоз останутся факторами деградации отечественного животноводства до тех пор, пока из практики не будут исключены как антигуманные несогреваемые и грязные помещения для содержания животных. Да и санитарная безопасность молока при этом обеспечена быть не может. Мегафермы, представляющие собой продолжение порочной практики индустриализации села советского периода, не являются универсальным средством преодоления кризиса отечественного животноводства.

Второй проблемой отечественного животноводства является недостаточная обеспеченность кормами. Деиндустриализацию кормопроизводства можно считать завершенной в 2000 году. Окончание разработки систем технической и технологической документации в этой области совпало с окончанием советского периода. На уровень нормативных документов эти системы выведены не были, поэтому падение подотрасли оказалось наиболее стремительным. Сегодня нужны новые подходы, а не ссылки на неоправданно жесткие нормы кормления животных.

Так что, пока не будет введен в стране соответствующий физиологическим потребностям животных с учетом климатических условий регионов кормовой минимум, несоблюдение которого приводило бы к запрету заниматься таким сложнейшим бизнесом, как животноводство, не будет в стране необходимого количества молока нормального состава с нормальными ценами. Да не забыть бы еще и о породах крупного рогатого скота, исторически приспособленного к нашим климатическим условиям.

Словом, до тех пор, пока в стране не будут реализованы программы индустриального восстановления животноводства и сопровождающих его отраслей, нацеленные на получение безопасного, технологичного, экономичного молока, мы будем с неподдельным интересом изучать попытки обеспечения конкурентного преимущества формальными, ветеринарными, санитарными, таможенными и прочими методами.

Также в разделе:

Крупнейшую в России молочную ферму открыли в Подмосковье...

Минсельхоз МО: Подмосковье - один из лидеров по производству молока в ЦФО...

Инвестиционные соглашения в сфере АПК на общую сумму 2,5 млрд руб. подписаны на молочном форуме в Подмосковье...

Производство молока в Подмосковье планируется увеличить почти в 1,5 раза за ближайшие годы...

Власти Подмосковья увеличат производство молока до 1 млн тонн в год...

TH True Milk в 2017 году запустит первую очередь молкомплекса за 7 млрд рублей...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы:
Горячее предложение